+7 495 800–10–018 800 100–00–11

Австралия & Россия: сравниваем школы (ч.2)

12 Апреля 2021
Поделиться:
Австралия & Россия: сравниваем школы (ч.2)
Тролли изредка бывают. Каждого нагружают по его способностям. Выпускники — уже профи. Продолжаем разговор об австралийской школе. Расскажем о системе оценок, профориентации и посмотрим, как школы помогают детям выйти в жизнь максимально подготовленными.

Семиклассница из Нового Южного Уэльса Кристина помогает нам разобраться в деталях, как глазами школьников устроена система образования в Австралии.

Оценки

Система школьных оценок в Австралии похожа на нашу только в одном — она тоже пятибалльная. Но применяют ее совершенно иначе.

Во-первых, и в-главных, австралийские учителя не любят ставить оценки. Как бы это странно ни звучало для нас, они всеми силами избегают конкретной «маркировки» работ ученика, при этом тщательно разбирают их достоинства и недостатки.

В текущей отчетности оценок нет, есть только результаты тестов и факт написания работ.

— Там одни галочки, — говорит Кристина о своем электронном дневнике. — Учитель может написать конкретные цифры по тесту (например, 15 из 20), дать какие-то замечания по сути работы, но не более.

Оценки детей родители видят один раз в семестр в так называемых рапортах об успеваемости детей. По идее, это британская шкала оценок с буквами от A до Е. Но школы в Австралии могут называть оценки по-разному. Обычно они выражаются в следующих словах:

* Outstanding (выдающийся) — аналог нашей пятерки с плюсом. Ставится в случае, если ребенок решает задание на высшем уровне, с каким-то оригинальным подходом, демонстрирует знания, выходящие за рамки программы.

* High (высокий) — это следующая оценка, аналог пятерки с минусом или четверки. Это просто верно выполненное задание, возможно, с небольшими недочетами.

* Sound (звук) ставят, если недочетов чуть больше, то есть ситуация ближе к нашей четверке.

* Тройка называется Basics (базовый, основной). Это значит: кое-как набран минимум знаний по теме, удовлетворительно, одним словом.

* И наконец, самая низкая оценка — Troll, к названию которой комментариев не нужно. Если троллей в рапорте много, ребенок может остаться на второй год, но это случается крайне редко, и вот почему.

Индивидуальный подход и отбор по способностям

До 4 класса дети учатся вместе, и учителя к ним присматриваются. Постепенно разделяя учеников по способностям.

Тем младшеклассникам, кто заслужил высшие баллы в семестре, начинают давать более сложные задания и могут даже экстерном перевести в следующий класс (для этого нужно сдать экзамены). Такое случается здесь намного чаще, чем у нас, потому что базовая программа несложна для усвоения.

Дальше, в 4−5 классе появляются так называемые «классы возможностей» (opportunity classes), обычно по одному в параллели. Там более сложная программа, меньше игр, больше домашних заданий. Дети из таких классов стараются сдать экзамены и в 7−8 классе перейти в особую школу, которых обычно несколько на весь штат — так называемую selective school (буквально — школа для избранных).

В таких школах сложнее учиться, но зато поступать в университет намного проще. В старшей школе эта система разлучила Кристину с сестрой. Арина поступила в одну из самых престижных школ штата, сдав экзамены лучше сестры.

— Пока еще не очень понятно, — говорит Кристина, — хорошо ли ей там. Это школа только для девочек (single girls school), там дорогая и красивая форма, и там много задают.

Сама Кристина тоже поменяла школу, поступив в selective school попроще.

— Получается, — рассуждает девочка, — что те, кто не учится в selective, скорее всего пойдут работать или учиться в профессиональный колледж.

Можно спорить о справедливости такой системы, но ее очевидный плюс — это возможность «настроить» программу в соответствии с уровнем учеников и максимально развить способности детей. Те, кто не силен в академических предметах, может проявить себя в пении, рисовании или, к примеру, в ремесленичестве.

Перспективы выпускников и профориентация

По окончании 12 класса выпускники получают сертификаты об окончании школы и так называемый Overall Position (ОР) — это рейтинг выпускника, выраженный в цифрах. Высший балл — 1, такой выпускник может поступить в Австралии куда угодно. С баллами от 2 до 5 можно рассчитывать на хорошие программы в приличных заведениях. А если балл ниже 16, то путь в университет для такого выпускника закрыт.

Молодых людей, мечтающих поступить в университет, в Австралии меньше, чем у нас, и заканчивают вуз с дипломом бакалавра (и выше) лишь 28% выпускников школ (данные за 2019 год).

Многие выпускники не хотят связываться с затратами сил и средств на учебу в вузе, а сразу после школы идут работать. Это происходит часто даже без дополнительного обучения, потому что что в старших классах школы они получают профессиональные навыки и сертификаты для работы по несложным специальностям, таким, как маникюрша или бармен.

Можно пойти на программу профессионального обучения — TAFE (technical future education) или VTE (vocational technical education), по которым ученик может еще в школе изучить дизайн, искусство, менеджмент, туризм, сестринское дело, фармацевтику и другие профессии.

Можно уйти из школы после 10 класса и поступить в технический колледж, после которого доступен университет. Кстати, могут даже зачислить сразу на второй курс, если между заведениями есть договоренность. В целом, это напоминает российскую систему взаимосвязи между средним профессиональным и высшим образованием.

Как показывает статистика, выпускники TAFE лучше зарабатывают, чем выпускники программ бакалавриата. Как и везде в мире, в Австралии нужны практически ориентированные специалисты, а гуманитариям с дипломами часто приходится стоять за стойкой бара или отеля. Впрочем, безработица в Австралии маленькая — 6,6% (данные на декабрь 2020 года). Местные жители связывают это как раз с толковой системой школьного и профессионального образования, с практической направленностью и правильной профессиональной ориентацией учебной системы, когда еще в школе ребенок понимает, куда ему лучше приложить усилия, чтобы достичь успеха.

В России, как известно, большинство школьников нацелены на университет. Те, кто не поступил, куда хотел, выслушивают от родителей нотации о перспективах «стать дворником\уголовником\пьяницей и закончить жизнь под забором». Такой подход вкупе с отсутствием профориентации в школах приводит к неадекватному стремлению получить диплом о высшем образовании любой ценой, зачастую лишь для того, чтобы повесить его на стену в маминой комнате. Жизнь меняется, и диплом бакалавра многих традиционных вузов действительно не гарантирует ровно ничего. Хорошо, что инновационные вузы в России есть и они дают очень практичное образование, ориентированное на современный рынок труда и на профессии будущего.


Подать заявку в деканат университета

Субъективные выводы автора

Качество образование — словосочетание это туманное, но каждый раз, когда заходит разговор о сравнении разных образовательных систем, оно звучит с драматической силой. Скажу об этом, суммируя впечатления от рассказа Кристины, форумов русских мам в Австралии и своих личных впечатлений.

Во-первых, нашим детям преподают более глубокие, фундаментальные и теоретические знания.

Именно их фундаментальность и теоретический характер дает некоторое право сказать, что «наши учат лучше».

Австралийских школьников больше развлекают, проводят больше интерактивных уроков, экскурсий, практики и меньше уделяют времени заучиванию определений и параграфов. Например, на уроках литературы учителя читают с детьми то, что им интересно, а не то, что написано в методичке. Дети обсуждают программу и выбирают то, что хотят. Не выбрали Шекспира — ну что ж, как-то обойдутся, зато «Гарри Поттера» точно прочитают и сочинения напишут, это обязательно. Австралийцы считают, что главное — научить высказываться на языке, это намного более полезно, чем уныло копаться в «образах», которые не интересны. Я же, как учитель литературы, каждый год сталкиваюсь с задачей поистине титанической: надо превратить школьные «образа» в живых людей и показать этих людей школьникам, космически далеким от проблем русской классики. Добиться, чтобы они посмотрели в эту сторону, не то что вникли, а просто посмотрели, — очень сложно. Зато и успех в этом деле приносит свои плоды: ребенок, пусть и не каждый, «подключается» к русской культуре и чувствует потом родство с ней на самом глубоком уровне.

Во-вторых, фигура учителя в российской школе, несмотря на все изменения в мире информации, остается главной.

Наш идеал до сих пор — гробовая тишина в классе и внимательно слушающие авторитетную «мариванну» дети.

В австралийской школе это просто невозможно. На уроках стоит шум и гам, дети могут вставать и ходить, особенно в младшей школе. Часто уроки проходят на полу, на улице, на газоне, в музее и так далее. Я сама, когда проводила первые дистанционные уроки с Ариной и Кристиной, столкнулась с некоторым вызовом моим профессиональным навыкам. Мои прелестные сестрички, стоило им на секунду заскучать, начинали писать иероглифы в тетрадке по китайскому, рисовать или даже петь. Моя «внутренняя мариванна» была возмущена до глубины души, но я видела и другую сторону медали. Никто из моих российских учеников так не радовался правильному ответу, не бросался с таким жаром обсуждать тему сочинения или героя книги, не кричал «Yeeeh!» и не танцевал, если удавалось решить сложную задачу по грамматике. Пришлось мне перестроиться и делать уроки такими, чтобы девочкам было некогда и незачем отвлекаться. При этом учатся они очень добросовестно и этим тоже отличаются от своих российских ровесников. Я вижу, что знания у них очень глубокие, а развитие разностороннее, несмотря на отсутствие дисциплины, как мы ее понимаем.

Я думаю, что внимание к индивидуальным способностям, практический подход к образованию и стремление по возможности порадовать, а не нагрузить детей на уроке и создают успешную стратегию образования в Австралии, когда ребенок счастлив в школе и успешен после ее окончания.

***

В России такой же практический принцип обучения сегодня есть в частном образовании. Когда практичность обучающих программ (упор на отработку навыков) и развитие студентов при наставничестве педагогов-практиков реализованы и в колледже, и в на всех факультетах университета «Синергия». Колледжи при вузе — все более распространенное и доступное явление, в них, как правило, поступают после 9-го класса школы. Но есть программы и для 11-классников. К слову, интересный факт: в 2020 году число школьников, выбравших колледж, впервые превысило долю тех, кто решил закончить старшую школу.

(Первая часть материала ждет вас здесь)
Юлия Вево
Подать заявку в деканат университета
Или позвоните по телефонам
+7 495 800–10–018 800 100–00–11
Позвонить

Подобрать программу и поступить

Вы действительно хотите прервать оформление заявки на консультацию?

Если у вас возникли вопросы, перейдите в WhatsApp, и задайте вопрос специалисту приемной комиссии:

Перейти в мессенджер
Приемная
комиссия Синергии
Скачать
Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
+7 495 800–10–018 800 100–00–11
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
DMCA.com Protection Status