Версия для слабовидящих
18 Октября 2010 | Источник:

Без суда не вытянешь…

По данным Центробанка на 1 сентября этого года, физические лица задолжали кредитным учреждениям 284,9 млрд руб. Центр экономических исследований МФПУ «Синергия» назвал банки, которые лидируют в антирейтинге кредиторов с самым большим процентом плохих долгов.

 

В погоне за недобросовестными заемщиками банки испробовали, кажется, уже все возможные средства. В ожидании помощи со стороны государства они продолжают судиться с клиентами

С 1 октября 2010 года в России начал работу институт финансового омбудсмена. Посредник между банками и населением, депутат Госдумы Павел Медведев надеется в одиночку справиться с валом жалоб на кредитные организации и заставить неплательщиков вернуть взятые в банках деньги, не доводя дело до суда. Идею ввести посредника лоббировали сами банки, они же будут финансировать новый институт. Ведь судиться невыгодно: дорого, долго и без гарантий. Но пока приходится, потому что все остальные методы либо незаконны, либо не действуют.

В долгах как в шелках

По данным Центробанка на 1 сентября этого года, физические лица задолжали кредитным учреждениям 284,9 млрд руб., или 7,46% всего кредитного портфеля банков. Средние цифры по рынку, тем не менее, сильно ниже, чем у лидеров антирейтинга кредиторов с самым большим процентом плохих долгов. По данным Центра экономических исследований МФПУ «Синергия» на 1 августа 2010 года, чемпионами по просрочке стали санируемый Связь-банк (22,58% невозвращенных кредитов), «Русский стандарт» (19,59%), МДМ-банк (16,42%) и «Петрокоммерц» (14,3%). В пресс-службе лидера предыдущих рейтингов «Хоум кредита» D' рассказали, что «по итогам первого полугодия 2010-го уровень просроченной задолженности по банку составил 9,7% кредитного портфеля, сократившись с 12,9% в конце 2009 года». В этих цифрах отражаются долги как физических, так и юридических лиц. Если же брать данные только по тем кредитам, которые граждане не вернули, цифры просрочки еще больше.

Как утверждает коллекторское агентство «Секвойя кредит консолидейшн», каждый десятый заемщик брал кредит с намерением вовсе не возвращать его. «При этом, — уточняет заместитель гендиректора компании Ирина Поддубная, — на долги по автокредитам приходится около 15% общей доли просрочки. А основную ее массу составляют невозвраты по потребительским займам, что объясняется их относительной доступностью и массовостью».

Запрещенные приемы

Основным методом досудебного воздействия на должника по-прежнему остается психологическое давление. Страшные истории об изощренных методах, которыми банки выбивают деньги, передаются из уст в уста: звонки днем и ночью, угрозы, шантаж…

На деле же сотрудники подразделений по работе с проблемной задолженностью по рукам и ногам связаны различными законодательными ограничениями. «Их общение с клиентом сводится в большинстве случаев лишь к напоминанию о сроке погашения кредита и требованиям вернуть деньги», — говорит Сергей Меланин, гендиректор компании Wit & Wis. Запрашивать информацию о должнике в госорганах — силовых ведомствах, налоговой службе, у судебных приставов — нельзя. Притворяться для солидности должностным лицом не разрешается. Звонить клиенту можно только с семи утра до десяти вечера, причем разговаривать полагается сдержанно: никакой ненормативной лексики, угроз здоровью и репутации. В общем, остается только писать вежливые письма и политкорректно взывать к совести.

Правда, раньше банки не особенно боялись запретов и могли себе позволить рассылать заемщикам черные метки. Но после нескольких громких скандалов о выколачивании долгов контроль за процессом взяла на себя прокуратура. Теперь нарушения грозят различными санкциями, вплоть до отзыва лицензии.

Как об стену горох

Итак, в распоряжении банков весьма скромный арсенал средств по борьбе с недобросовестными заемщиками. Чем пугают? В первую очередь испорченной кредитной историей. Но новички плохо представляют, что это такое, зачем нужно, поэтому не боятся, а опытные неплательщики отлично знают, что у банков по-прежнему нет единой базы кредитных историй. А значит, попадание в черный список одного никак не помешает получить заем у другого.

Ограничение выезда за рубеж тоже не слишком действенный метод. Он касается лишь части заемщиков — тех, кто не платит по кредиту не из-за финансовых неурядиц, а потому, что не хочется, ведь деньги и время на поездку нашлись. «Такие меры применяются только к особо злостным неплательщикам, на которых не повлияли визиты судебного пристава и административные штрафы», — уточняет директор по управлению рисками банка «Хоум кредит» Елена Ладыгина. Самостоятельно кредиторы не вправе ограничивать выезд должника за рубеж. Сделать это можно лишь по решению суда, и опытные заемщики прекрасно осведомлены об этом.

Чтобы призвать к ответу компанию-должника, банк имеет право внести ее в свой «позорный список» на сайте, но с частными лицами этот номер не пройдет. На защиту встает статья «О банковской тайне» закона «О банках и банковской деятельности», согласно которой кредитная организация обязана гарантировать «тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов». «На физических лиц иногда неплохо действует угроза отправить письменное уведомление о банковском долге по месту работы, предупреждение об уголовной ответственности, — рассказывает начальник управления досудебного возврата задолженности агентства “Крединформ” Юрий Пузенко. — Иногда приходится давить на родственников: им сообщают о финансовых проблемах заемщика, а они, в свою очередь, воздействуют на близкого человека, призывая вернуть деньги. Это довольно результативный метод». Правда, истории таких успехов часто напоминают анекдоты. Рассказывают, как удалось взыскать задолженность с члена «Единой России» — после того как с ним провели работу по партийной линии.

Когда слова бессильны, переходят к делу. Это как раз для тех, кто о дальних странах уже не помышляет. «Клиентам, оказавшимся в тяжелом финансовом положении, предлагаются обширные программы реструктуризации, в том числе амнистии, кредитные каникулы, пролонгации. Возможны стабилизационные кредиты, реализация залогового обеспечения под контролем банка, — говорит директор департамента розничного кредитования Бинбанка Олег Соколов. — По заявлению заемщика мы можем пойти ему навстречу еще до появления просроченной задолженности». То есть отдать деньги все равно придется, просто на это выделят чуть больше времени. Если причина невыплат — потеря работы, должнику могут даже помочь с трудоустройством. Или найти нового кредитора из числа его родственников или друзей. Реструктуризация активно применяется в залоговом кредитовании: заемщикам не хочется терять машину или квартиру, и они довольно охотно прислушиваются к предложениям банкиров. «Перед нами не стоит задача завладеть залогом, — отмечает начальник управления кредитования физических лиц банка “Глобэкс” Александр Галкин. — Банки не торгуют недвижимостью, и им выгоднее восстановить платежеспособность клиента».

Однако не очень понятно, как реструктуризировать кредиты, выданные несколько лет назад, когда еще не действовало распоряжение ЦБ об обязательном раскрытии процентной ставки. Это те самые займы, которые выдавались вроде бы под 10%, но на деле обходились в 40–50% переплаты за счет различных сборов, штрафов и комиссий. Работа с подобными долгами, во-первых, сложна тем, что задолженность по выплате процентов с учетом штрафов, пеней и прочего многократно превышает «тело» самого долга. Во-вторых, человек, который уже отдал банку 30 тыс. руб. за телефон, стоивший втрое дешевле, просто не может понять, как и что ему еще нужно реструктуризировать. Он считает себя обманутым. И компромисс в этом случае вряд ли возможен.

Должники уже начали бороться за свои права. В России создан и работает так называемый Союз противодействия банковско-коллекторскому давлению «Кредитная амнистия». Общественное движение требует от государства признать все кредитные договоры, не отражавшие реальную ставку, недействительными. Нередко должники, пытаясь уклониться от уплаты и затянуть процесс взыскания, предпринимают также индивидуальные контрдействия в отношении банка. Например, обращаются в правоохранительные органы по различным поводам, направляют жалобы в госучреждения, делают заявления в СМИ.

Чужими руками

Если человек не платит по кредиту в течение шести месяцев, вероятность того, что он не вернет долг никогда, равна 90% — так считают банкиры. После того как исчерпаны все методы воздействия на заемщика, остается два варианта: передача дела в суд или продажа коллекторам.

 «Перед тем как принять решение, мы выясняем, что выгоднее — продать долг или попытаться взыскать его в судебном порядке, — объясняет заместитель руководителя службы по работе с задолженностью физических лиц Промсвязьбанка Станислав Матюхин. — К коллекторам он уйдет только в том случае, если это целесообразно». Продажа плохих активов агентствам позволяет очистить баланс и чуть-чуть улучшить статистику по просрочке. Кроме того, банк перестанет играть роль «плохиша», и грязная работа, сделанная руками специально обученных людей, не так сильно ударит по его имиджу. Больших денег от таких сделок не получишь. По данным агентства «Крединформ», большинство банков уступают право требования по долгам с высоким дисконтом, получая в среднем 3–5% их номинальной стоимости.

Примерно половина российских кредитных организаций так или иначе работают с коллекторами: одни — напрямую, другие — по агентскому договору. В числе крупнейших клиентов — «Хоум кредит», «Ренессанс капитал», «Русский стандарт». Есть в этом списке и госбанки, которые до кризиса подобного сотрудничества избегали. Так, месяц назад сделку по продаже пула розничных кредитов завершил ВТБ 24, продав «Русской долговой корпорации» портфель общим объемом 6,7 млрд руб.

Однако не все так просто. Роспотребнадзор и Ассоциация российских банков (АРБ) по-прежнему не могут договориться, считать ли деятельность коллекторов легальной. Впрочем, выводы регуляторов более чем красноречиво говорят сами за себя. Недавно Геннадий Онищенко, глава Роспотребнадзора, направил в АРБ письмо. В нем он утверждает, что уступка коллекторам права требования по обязательствам, возникшим между банком и потребителем, противоречит закону «О банках и банковской деятельности». В частности, перемена лица в обязательстве лишает заемщика возможности предъявить новому кредитору те претензии, которые он имел к кредитору прежнему, то есть банку.

В бой идет тяжелая артиллерия

И только приставам позволено все. Они могут ловить должника «на живца» в социальных сетях, не пускать его за границу, звонить ему на работу, задерживать его машину на дороге. Очень может быть, что вскоре им разрешат списывать долги со счета мобильного телефона. И все же они не всесильны. Нет у должника, частного лица, имущества, на которое может быть обращено взыскание (в том числе зарплаты), — и пристав вынужден окончить производство в связи с невозможностью исполнения. Так что если заемщик твердо решил не возвращать кредит, похоже, никто не сможет заставить его расплатиться.

Изменить ситуацию способен закон о коллекторской деятельности, разработанный Ассоциацией коллекторских агентств совместно с банками. Принятие этого документа сейчас активно лоббируется в Госдуме. Закон может расширить права сборщиков долгов и в то же время упорядочить их деятельность на рынке.

Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
Наверх
×
Подать заявку
на консультацию