Версия для слабовидящих
09 Июня 2010 | Источник:

Борьба с инфляцией или рост экономики?

Эксперты уверены: одновременно две такие задачи не решить

МЕЖДУ ТЕМ для нас, рядовых вкладчиков, появился вполне жизнеутверждающий прогноз.

Как показывают некоторые аналитические выкладки, доходность по банковским депозитам в 2010 году может перекрыть инфляцию. И это несмотря на алармистские прогнозы Агентства по страхованию вкладов, которые мы недавно подробно рассматривали. Надежду на то, что не все так плохо для тех москвичей, что готовы выступить инвесторами родной экономики, дал Центр экономических исследований МФПУ «Синергия». Тамошние яйцеголовые спрогнозировали, что максимальная ставка по вкладам в этом году не опустится ниже 9 процентов.

Хотя ЦБ уже опустил ставку рефинансирования до 7,75. Понятно, что не все банки будут готовы сохранять планку на такой высоте.

Известно, что премьер Путин решительно настроен в пользу жесткого обуздания инфляции, повторяя при этом, что последствия кризиса до конца не преодолены. Действительно, низкие темпы инфляции рекордны, хотя и правительство, и эксперты сознают, что результат этот достигнут скорее за счет сужения спроса, чем благодаря росту производительности труда и снижению издержек. То бишь всего того, что именуется ростом конкурентоспособности.

Ясно, что резерв дальнейшего сдерживания инфляции — это противодействие тарифному беспределу так называемых естественных монополий — энергетиков, РЖД, то есть той ценовой составляющей, которая входит в стоимость почти любого произведенного или завезенного в страну продукта. И, собственно, на этом оселке и будет проверена политическая воля правительства нанести удар по первооснове роста цен.

Вот только такие попытки дали повод для новых выяснений экономической истины: возможно ли одной рукой тормозить инфляцию, другой — добиваться роста ВВП? Как известно, многие авторитетные международные экспертные сообщества пророчат нам рост ВВП в течение ближайших двух лет на 9 процентов.

Некоторые финансовые умы полагают, что два этих процесса не могут быть в равной степени успешными.

В конце концов, инфляцию можно тормозить и путем вздувания процентных ставок по кредитам, что мы и наблюдали в последнее время.

Однако тогда о росте экономики действительно придется напрочь забыть. Есть еще одна парадоксальная деталь в анализе наших непростых экономических дел. Несмотря на весьма умеренную инфляцию, отмечен рост так называемой потребительской корзины, которая потяжелела на куда большие проценты, чем должно быть. Объясняется такое подорожание прежде всего ростом коммуникационных услуг. Но выходит, что у нас как бы сосуществуют две инфляционные шкалы — общая, которая учитывает широкий ассортимент товаров и услуг, и частная, гарантирующая выживание, в которую трудно включить, например, подешевевшие электровозы.

Конечно, свои поправки в экономическую стратегию вносит и обострение ситуации в еврозоне. Ситуация парадоксальная. Евро, конечно, пошатнулся, однако это все-таки не значит, что Россия испытает небывалый приток капитала.

Существует парадоксальная теория, утверждающая, что резервной валютой может быть только та, что имитируется страной, испытывающей стойкий бюджетный дефицит, а потому обладающей признанными международными кредитными инструментами — гособлигациями. Классический пример — Соединенные Штаты, постоянно выпускающие облигации, имеющие стойкое покрытие. Ну и плюс сама валюта не должна ставить рекорды валотильности.

А то рубль то падает на сорок процентов, то бурно растет на пятнадцать. То вновь снижается, хоть и не столь чувствительно.

К слову, не исключено, что в текущем году Россия ограничится уже сделанным займом в пять с половиной миллиардов долларов и больше свои облигации на рынок выбрасывать пока не будет. Уж очень много критики такой политики займов, при которой Россия покупает на сто миллиардов американские казначейские обязательства и в то же время занимает сама под куда большие проценты. Но есть и еще менее заметные со стороны обстоятельства.

Среди причин, как бы тормозящих такое развитие института наших международных ценных бумаг, выделяют, во-первых, приличную стоимость нефтяного барреля и, во-вторых, осознание того непреложного факта, что значительная часть этих самых заемных миллиардов не что иное, как вывезенные в оффшоры наши же деньги, которые, таким образом, по инициативе ли наших известных своим патриотизмом бизнесменов, под нажимом ли правительства, но вернулись в страну.

Для превращения же рубля в мировую или даже региональную резервную валюту необходимо, повторюсь, чтобы Россия обладала широким арсеналом ликвидных и пользующихся постоянным спросом активов. Тех же евробондов, гособлигаций, к которым испытывали бы доверие даже в случае очередного кризиса.

Для сравнения — все последствия мирового финансового кризиса рубль на определенном этапе испытал сполна, хоть его девальвация была ступенчатой и прозванной даже бархатной. А вот тот же юань вообще ничего не почувствовал, потому-то наш министр финансов Кудрин и полагает, что лет эдак через десять именно юань может стать еще одной резервной валютой.

Кстати, великая сила в экономике принадлежит психологии. Недаром некоторые эксперты уверены, что есть и психологическая граница снижения ставок по депозитам.

Иначе с какого-то момента москвичи просто не захотят расставаться с деньгами за мизерный доход при сохранении известных рисков.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка: «Газета „Вечерняя Москва“ — новости экономики, финансовые новости и новости бизнеса. «на первоисточник обязательна.

Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
Наверх
×
Подать заявку
на консультацию