Версия для слабовидящих
20 Апреля 2010 | Источник:

Консолидация сектора увеличит его эффективность

СЕРГЕЙ МОИСЕЕВ, ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ МФПУ «Синергия»

МИХАИЛ СУХОВ, ДИРЕКТОР ДЕПАРТАМЕНТА ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ФИНАНСОВОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ БАНКА РОССИИ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ «БО»

Отечественный банковский сектор уникален как по общему количеству кредитных организаций, так и по многочисленности малых банков. Консолидация банков после второй сотни позволила бы создать еще сто крупных игроков, которые могли бы увеличить кредитное предложение на 1–2% ВВП за счет оптимизации ликвидности.

В настоящее время, по нашим оценкам, Россия занимает третье место в мире по числу банков (рис. 1), хотя страна не обладает ни многоуровневой банковской системой, ни специализированными кредитными организациями. Отечественный феномен уже попал под пристальное внимание профессиональных исследователей, начиная от нашего соседа Центрального банка Финляндии и заканчивая МВФ. Каким образом структура банковского сектора влияет на его деятельность, и на какие шаги регулятору целесообразно пойти для ее оптимизации?

Эффективность трансформации сбережений в инвестиции

Главной функцией банков является трансформация сбережений домохозяйств и корпораций в инвестиции. В зависимости от того, насколько банки успешно осуществляют трансформацию, можно судить об эффективности сектора. На рис. 2 приведена доля работающих активов банков в совокупных активах групп кредитных организаций, ранжированных по величине активов. В целом, каждый рубль пассивов банковского сектора позволяет на 0,82 рубля сформировать активы, приносящие доход. Чем выше в активах доля «кассы», корреспондентских счетов, недвижимости и других «неработающих» статей, тем ниже доходные активы и тем меньше способность банков трансформировать сбережения в инвестиции.

Наиболее эффективно функцию финансового посредника реализуют крупные банки, у которых работающие активы достигают 85% совокупных активов. По мере снижения размера банков доля ликвидных средств в их активах увеличивается. Это отражает низкие функциональные возможности малых банков по предоставлению кредитов, слабую диверсификацию клиентской базы, большую волатильность средств клиентов и необходимость дополнительного буфера ликвидности, а также преобладание в бизнесе расчетно-кассового обслуживания.

Укрупнение и консолидация банков позволяют оптимизировать управление ликвидностью и как следствие — повысить эффективность работы банков в качестве финансовых посредников. По экспертным оценкам, консолидация российского банковского сектора в группе за пределами двухсот крупнейших банков, которая позволила бы создать еще сто не менее крупных банков, позволила бы увеличить кредитное предложение за счет оптимизации ликвидности на 1–2% ВВП.

Ценообразование на кредиты

Рыночная структура банковского сектора во многом определяет ценообразование на главный банковский продукт — кредиты, От размера банка зависит цена денег для отдельно взятого заемщика и, в конечном счете,— для экономики в целом. Со снижением размера банка эффект масштаба сходит на нет, и на стоимость кредита решающее влияние оказывают постоянные (внутренние) затраты банка на его выдачу. Кроме того, чем меньше банк, тем дороже у него фондирование. Как следствие — цена денег для клиентов оказывается выше.

Эта зависимость хорошо видна на рис. 3. где отражено качество кредитного портфеля различных групп банков, ранжированных по величине активов (отношение просроченной задолженности по кредитам к совокупной ссудной задолженности), а также чистые процентные доходы банков. Последние рассчитаны как чистые процентные доходы по предоставленным кредитам (за исключением МБК) после создания резервов на возможные потери. Хотя профиль заемщиков, а также формы и виды кредитования у групп банков различаются, чистые процентные доходы являются одним из косвенных показателей цены денег для заемщиков.

На иллюстрации хорошо видны две особенности, отличающие поведение групп банков. Во-первых, по мере ухудшения качества кредитного портфеля процентные доходы растут, что отражает возмещение банками потерь за счет более высоких процентных ставок. Во-вторых, группа банков за пределами двух первых сотен по величине активов имеет почти в пять раз более высокие чистые процентные доходы. При сопоставимом кредитном риске в сравнении с остальными группами банков это свидетельствует о более высоких процентных ставках. Таким образом, консолидация и увеличение среднего размера банка будет вести к снижению процентных расходов по обязательствам банков и уменьшению процентных ставок для заемщиков из нефинансового сектора.

Доступность банковских услуг и расходы на финансовую инфраструктуру

С точки зрения повышения доступности банковских услуг, основные надежды возлагаются на ведущих игроков рынка. Нередко в банковских кругах можно услышать доводы, что, побуждая малые банки укрупняться, регулятор тем самым усугубляет проблему доступности банковских услуг. Те, кто не выдержат новых требований по капиталу, будут вынуждены уйти с рынка, что создаст еще больший дефицит банковских услуг.

В действительности, небольшие банки не играют заметной роли в преодолении дефицита финансирования и обеспечения доступности банковских услуг в экономике. На рис. 4 приведена динамика рыночных долей банков за пределами двух первых сотен кредитных организаций по величине активов за последние двенадцать лет. После переломного 2004 года, когда была запущена в действие система страхования вкладов и началась медленная консолидация банковского сектора, сопровождаемая сокращением численности игроков, рыночная доля небольших банков непрерывно сокращалась. На начало 2010 года она упала ниже 6% активов сектора.

На практике это означает, что наращивают активы и увеличивают предложение банковских услуг вовсе не малые банки. Наибольшую скорость в развитии показывают банки, входящие во вторую половину ведущей сотни банков. На них следует рассчитывать в первую очередь, говоря о расширении доступности банковских услуг. Что касается банков из первой полусотни, многие из них уже располагают разветвленной сетью отделений — и потому не склонны к быстрому наращиванию точек обслуживания.

Для полноценного обслуживания домохозяйств и корпораций сделать предстоит еще немало. В настоящее время развитие финансового сектора смещено в сторону столицы. Помимо Москвы наиболее обеспечены розничными услугами Санкт-Петербург, Тюменская и Самарская области. Однако подавляющая часть регионов находится за пределами полноценного банковского обслуживания. Средняя обеспеченность розничными услугами регионов, измеренная как отношение депозитов населения и кредитов физическим лицам к численности населения субъекта Федерации, достигает всего 8–12% от уровня Москвы.

В целом следует выделить два основных вида ограничений, препятствующих доступности банковских услуг: территориальные (связанные с недостаточностью развития финансовой инфраструктуры) и технологические (заключающиеся в несоответствии технологий финансового обслуживания потребностям широких слоев населения, малых и средних предпринимателей). Преодолеть оба вида ограничений возможно за счет развития сети отделений и многофункциональных банкоматов, а также технологий удаленного обслуживания клиентов. И то и другое идут рука об руку, поскольку, если даже клиент использует систему интернет-банк, он продолжает оставаться привязанным по базовым операциям (открытие счета, оформление кредита и пр.) к местному отделению.

По международным оценкам, Россия по-прежнему отстает в территориальном развитии банков, однако отставание быстро сокращается. На рис. 5 приведены результаты анализа числа банковских отделений по статистике 40 стран — членов Европейской банковской федерации. Основными факторами, которые оказывают влияние на развитие сети отделений, являются платежеспособный спрос на банковские услуги (ВВП на душу населения), размер территории и численность населения. Все три фактора определяют не менее 60% вариации числа банковских офисов. В России мы причисляем к ним филиалы и дополнительные офисы банков. Чем выше плотность населения и уровень его благосостояния, тем больше потребность в банковских отделениях.

Количеству банковских офисов в нашей стране еще предстоит заметно подрасти. Однако рост этот не будет многократным. С точки зрения численности населения и его платежеспособного спроса на банковские услуги развитие сетей отделений близко к насыщению. По нашим оценкам, число офисов может вырасти с текущих 25 тысяч до 40 тысяч единиц. Маловероятно, что сеть разрастется еще больше, учитывая альтернативу в виде электронных технологий удаленного доступа.

Розничный бизнес — это «игрушка» для крупных банков. Небольшие банки со слабой капитализацией не могут позволить себе заниматься розницей, которая затратна (как по процентным расходам по вкладам, так и по административно-хозяйственным расходам на содержание персонала и офиса), и в отношении которой велика роль эффекта от масштаба.

В зависимости от размера банка и профиля его клиентов расходы на открытие и содержание офиса сильно различаются. Минимализм можно увидеть на примере Россельхозбанка: помещения для региональных офисов банк берет в аренду. При штатной численности до десяти сотрудников на 100 кв. м расходы на открытие допофиса не превышают миллиона рублей. Если крупный частный банк федерального масштаба захочет открыть бизнес-центр с профессиональным дизайном и просторными помещениями, находящимися в его собственности, то расходы на открытие допофиса могут превысить 1 млн. долларов.

По нашим оценкам, для приближения к европейскому уровню территориальной обеспеченности населения и предпринимателей банковскими услугами минимальные совокупные инвестиции банков в сети офисов должны вырасти до 450 млрд. рублей. Это составляет около 10% собственного капитала банковского сектора. Маловероятно, что миллиардные долгосрочные вложения в инфраструктуру могут быть сделаны банками за пределами двух первых сотен банков. Ведь их суммарный капитал на конец 2009 года достигал 370 млрд. рублей.

Влияние размера капитала на финансовую стабильность банка

Наиболее надежное приложение капитала требует от банков не только затрат на развитие сетей отделений, но и собственных средств определенной величины, бизнес-возможностей менеджеров и «реальных владельцев». Стремление небольших по размеру или фиктивно капитализированных банков заработать выталкивает их в сферу обслуживания сомнительных операций или высокорисковых финансовых сделок. К последней традиционно относят финансирование коммерческой деятельности владельца банка.

Действительно, не имея возможности вложить капитал в массовый банковский бизнес, некоторые банкиры используют привлеченные банком средства для собственных инвестиционных затей. Во многих случаях их сложно отделить от операций по фиктивной капитализации банка. Сочетание провальной венчурной идеи владельцев с ее завышенной стоимостью в активах банка и запутанными правами на конечный объект инвестиции приводит к тому, что малейший сдвиг в платежном календаре банка вызывает потери ликвидности, которые невозможно компенсировать в силу недоверия рынка таким банкам. Наряду с финансированием бизнеса владельцев в качестве единственного и неподвижного «якоря», тянущего ко дну небольшой банк, также выступают вложения в недвижимость или другие активы, имеющие низкую ликвидность.

По сути банки, разоряющиеся в последние годы, продемонстрировали, что минимальная величина капитала — это не только структурная составляющая регулирования банковского сектора, но и фактор, напрямую влияющий на устойчивость банка. Хотя отчетные данные нередко далеки от фактического положения дел, вскрывающихся при последующей ликвидации банков, тем не менее кризисная статистка отзыва лицензий иллюстрируют картину финансовой нестабильности небольших банков. В 2008 году на банки с капиталом до 180 млн. рублей приходилось 24% случаев отзыва лицензий из-за финансовых проблем, а в 2009 году уже 48% (табл. 1).

Зарубежный опыт деления банков на классы

Забота об эффективности финансового посредничества, а также о стабильности банковского сектора сподвигает денежные власти стимулировать консолидацию и укрупнение банков. С 2010 года минимальная планка по собственному капиталу банков была успешно повышена до 90 млн. рублей, что не вызвало сколько-нибудь ощутимого влияния на банковскую деятельность сектора в целом. Ожидается, что к 2012 году большинство малых банков сможет нарастить капитал до 180 млн. рублей. Нельзя исключить, что после 2012 года будет реализована инициатива министра финансов Алексея Кудрина о последующем повышении минимального капитала до 1 млрд. рублей.

Одним из путей сохранения группы небольших банков является формирование многоуровневой банковской системы, где в зависимости от класса банка и его собственного капитала ему будет разрешен определенный перечень операций. Это позволит ограничить риски банков, приведя их в соответствие с размером собственного капитала. Если обратиться к международному опыту, то во всех странах, где действуют сотни банков, кредитные организации делятся национальными регуляторами на несколько категорий (табл. 2). К каждой из них применяется отдельный режим пруденциального надзора в зависимости от профиля рисков. Россия наряду с США и Великобританией представляют собой исключения, где ко всем банкам вне зависимости от специфики их деятельности предъявляются одни и те же требования.

Многочисленность банковских систем за рубежом объясняется наличием классов кооперативных банков и банков взаимного кредитования. В Германии их доля от общего числа кредитных организаций составляет 61%, в Австрии — 72%, в Италии — 54% и т. д. Риски кооперативных и взаимных банков ограничены тем, что их клиенты являются одновременно собственниками банков. Высоко рискованные операции ими не проводятся, благодаря чему они не представляют системную угрозу для банковского сектора и ведут свою деятельность в замкнутой нише.

В России институты кооперативных и взаимных банков (пока) отсутствуют. Нельзя исключать, что по мере усиления кредитных кооперативов на нашем рынке появятся кооперативные банки. Однако это перспектива не одного десятилетия. Примечательно, что официальные классификации кредитных организаций, по которым национальные регуляторы относят банки к различным классам финансовых посредников, строятся преимущественно по двум признакам: организационно-правовая форма юридического лица и перечень разрешенных операций. Региональный признак классификации, за исключением классов кооперативных и взаимных банков, уходит в прошлое.

Перспектива появления банков с ограниченной лицензией

Если малые банки наряду с крупными системообразующими банками будут выделены в России в отдельные классы банков с особыми режимами пруденциального надзора, главным критерием классификации станут размер собственного капитала (включая минимальную величину капитала) и закрытый перечень разрешенных операций. В таком случае малые банки будут представлять собой банки с ограниченной лицензией. Их нельзя будет считать универсальными банками, однако в рамках ограниченной бизнес-модели они смогут действовать на территории всей страны.

Какие рамки могут накладываться на банки с ограниченной лицензией? Прежде всего они связаны со спецификой структуры пассивов и профилем рисков, которые они априори не могут на себя принимать. Речь идет о сложных структурных продуктах и долгосрочных операциях — ипотечном кредитовании и секьюритизации, а также о деривативах и других забалансовых операциях. Все они могут быть запрещены для банков с ограниченной лицензией. В то же время банки с ограниченной лицензией смогут по-прежнему проводить базовые операции по привлечению предприятий на расчетно-кассовое обслуживание и депозитов населения, а также выдавать классические кредиты. Валютное обслуживание клиентов и собственные операции в иностранных валютах также должны сохраниться, учитывая экспортную направленность российской экономики. Однако сомнительно, что банкам с ограниченной лицензией следует разрешить выходить на внешние рынки капитала и поддерживать корреспондентские отношения с иностранными банками. Маловероятно, что они смогут адекватно оценить рыночные риски, связанные с операциями на международных финансовых рынках.

Введение класса банков с ограниченной лицензией, в конечном счете, позволит решить нескольких задач. Во-первых, стимулировать владельцев и топ-менеджеров наращивать собственный капитал для перехода банка в более высокий класс универсальных банков. Во-вторых, ограничить риски, приведя их в соответствие с размером собственного капитала банков. В-третьих, сохранить нишу локальных банков, что позволит поддержать региональные рынки и обеспечить услугами местный малый и средний бизнес.

***

Главной функцией банков является трансформация сбережений домохозяйств и корпораций в инвестиции. По выполнению этой функции можно судить об эффективности сектора

***

Чем выше в активах доля «кассы», корреспондентских счетов, недвижимости и других «неработающих» статей, тем меньше способность банков трансформировать сбережения в инвестиции

***

Чем меньше банк, тем выше внутренние затраты на выдачу кредитов и тем дороже у него фондирование. Как следствие — цена денег для клиентов оказывается выше

Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
Наверх
×
Подать заявку
на консультацию