Версия для слабовидящих
24 Февраля 2010 | Источник:

Снижение ставки рефинансирования — решение рыночное или политическое?

Алексей Ведев, гендиректор аналитической лаборатории «Веди», директор Центра стратегических исследований Банка Москвы:

Я бы сказал, что это решение принято с точки зрения экономической политики и является своего рода протоколом о намерениях. Тем самым Центральный банк (ЦБ) подчеркивает, что они ожидают по меньшей мере неускорения инфляции. Видимо, уже имеющаяся инфляция в 2,1% их не пугает.

Я бы вообще обозначил два аспекта. Первый заключается в том, что снижение ставки рефинансирования вряд ли повлияет как на ускорение инфляции, так и на ее снижение (поскольку по факту рефинансирование банков практически не осуществляется). С другой стороны, я не разделяю уверенности наших денежных властей и Центробанка, в частности, в том, что мы вступили в полосу низкой инфляции и что в этом году низкая инфляция сохранится.

Считаю, что у нас есть шансы получить однозначную инфляцию (где-нибудь 7 — 8%) при условии депрессивного восстановительного роста. То есть если мы в этом году вырастем процента на 2 или 2,5, тогда у нас будет низкая инфляция (естественно, при прочих равных условиях). А если мы смотрим на более высокие темпы роста, то мне кажется, что инфляция будет гораздо выше (где-то 10 — 12%).

Сергей Моисеев, директор Центра экономических исследований Московской финансово-промышленной академии, ответственный секретарь комиссии РСПП по банкам и банковской деятельности, доктор экономических наук:

Конечно, у администрации президента и у правительства есть свое мнение на этот счет и свои интересы в отношении как можно более быстрого экономического восстановления. Но конечная ответственность при этом лежит все-таки на Центральном банке, и я вас уверяю, что он достаточно аккуратно подходит к своей процентной политике.

Если же говорить по существу, то я глубоко убежден в том, что событие, о котором мы говорим, абсолютно рыночное и является одним из многих в череде тех событий, которые нам еще предстоят по дальнейшему снижению ставки. Вы спрашиваете, о каком снижении можно говорить, когда уже есть двухпроцентная инфляция?

Однако инфляция замедляется, и это очень важно. По сравнению с прошлым годом она находится сейчас на уровне 7%, в следующем месяце будут уже 6,5%, а если бюджет будет нормально и равномерно тратить деньги, то не исключаю, что в середине года мы увидим где-то 5% годовых.

То есть при вялом экономическом росте и падающей инфляции Центробанк может активно снижать ставки. Но если мы посмотрим на стратегию ЦБ, то она довольно пассивна. Мы можем обнаружить, что буквально несколько недель назад до весьма небольшого уровня упали рыночные ставки, ставки на офшорном рынке по рублевым инструментам тоже снизились. В результате Центральный банк всего лишь следовал за рынком, а не опережал его конъюнктуру.

В этом плане риски перед ним совершенно минимальные.

Евгений Федоров, председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству (фракция «Единая Россия»), член Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве России

Данное решение нельзя назвать ни рыночным, ни политическим. Это решение связано с конкретной ситуацией в платежно-балансных делах и с соответствующим течением средств через границы Российской Федерации. То есть это автоматическое решение, предусмотренное Конституцией и независимостью Центрального банка (что, опять же, предусмотрено Конституцией).

Что же касается экономики, то ей идет во благо постепенно меняющаяся экономическая ситуация и во всем мире, и в России, которая реализуется через платежный баланс. Конечно, это позитивная весть, это понятно. Другое дело, что, еще раз говорю, это не решение какого-то политика (пускай даже который сидит в Центральном банке или где-то еще), а это автоматическое решение, предусмотренное независимостью платежной системы страны по Конституции, независимостью Центрального банка.

Олег Замулин, профессор Российской экономической школы

Считаю, что это вполне адекватное решение с учетом того, что инфляция у нас все-таки была довольно низкая и в прошлом году, и ожидается очень низкой в этом году (еще ниже, чем в прошлом). Я бы не стал рассматривать данные об инфляции за январь в качестве репрезентативных за весь год, поскольку в январе, как правило, речь идет не столько об инфляции, сколько о повышении различных регулируемых тарифов. Поэтому в январе — феврале мы всегда видим высокую инфляцию, но потом, в течение остального года, она снижается. Так что мне кажется, что с учетом низкого спроса понижение процентных ставок вполне адекватно.

Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
Наверх
×
Подать заявку
на консультацию