Версия для слабовидящих
23 Апреля 2012 | Источник:

Ректор МФПУ «Синергия» выступил в качестве эксперта в эфире радиопередачи ИД «Комсомольская Правда»

 — Какова Ваша оценка ЕГЭ: его интеграция в российскую систему образования сегодня помогает или препятствует качественному отбору абитуриентов?

Однозначно оценить роль ЕГЭ сложно. С одной стороны, ЕГЭ — это инструмент внешней, независимой оценки знаний, который успешно применяется в общем образовательном контексте: процедура, подобная ЕГЭ, есть во всем мире — в США, Германии и других странах. Проблема в том, что в США базисное высшее образование платное (однако при этом около 40% учащихся все же получают гранты, стипендии), поэтому, когда абитуриенты рассылают свои результаты в вузы, это не освобождает их от оплаты обучения. Другой пример — Германия: здесь базисное высшее образование бесплатное, компьютеры по итоговым результатам предлагают поступление в конкретные вузы — в этом процессе также не прослеживается связь с оплатой обучения.

В России ситуация другая: базисное образование одновременно и платное, и бесплатное: ЕГЭ приобретает характер некого материального стимула, чего нет ни в американской, ни в других практиках. Дети стремятся получать высокий балл за ЕГЭ, так как это освобождает их от платы за обучение. Соответственно, возникает система мотивации, которой нет в других странах.

Таким образом, сегодня складывается ситуация, что ЕГЭ становится не только внешним элементом независимой оценки уровня знаний абитуриентов, но и материальным стимулом.

 — Доверяете ли Вы результатам ЕГЭ?

 — Я доверяю ЕГЭ как независимому инструменту оценки качества образования. Однако я убежден, что должны быть и другие инструменты зачисления абитуриентов — собеседования и рекомендации: ЕГЭ не может быть универсальным и единственным инструментом, он эффективен только в системе.

 — Целесообразно ли использовать ЕГЭ как итоговую форму отчетности на бакалавриате?

ЕГЭ для бакалавриата в той форме, в которой применяется сегодня в школах, не нужен. Образование высшей школы базируется на моделях формирования профессионально значимых компетенций. В таком случае нужно говорить о качестве результатов обучения, но результаты — это не только знания, но и умение, понимание — сегодня же ЕГЭ в школах базируется на оценке уровня знаний. На данный момент я не вижу возможности заложить в проверку тестовыми заданиями понимания и практических навыков — умения. Соответственно, применять существующую тестовую форму ЕГЭ к проверке уровня подготовки бакалавров нецелесообразно.

Более того ситуация усложняется тем, что ведущим вузам разрешили отступать в процессе подготовки от федеральных образовательных стандартов. В каждом вузе есть собственные научные школы, которые могут конфликтовать в рамках дисциплин: разногласия возникают даже на уровне определения базовых категорий. В связи с этим эффективно согласовать в рамках единой системы проверки знаний эти точки зрения не представляется возможным.

 — Каким образом Вы видите разрешение актуальной проблемы неудовлетворенности работодателей уровнем образования выпускников?

Чтобы работодатель был доволен уровнем образования, нужно создавать для этого определенные предпосылки. Первый путь — привлечение вузом работодателей к учебному процессу. У Университета «Синергия» в этой области есть хороший опыт. В рамках факультета Информационных систем и технологий функционирует кафедра «Лаборатория Касперского», руководителем которой является Евгений Касперский. Он сам несет ответственность за уровень подготовки студентов.

Второй путь — участие работодателей в процедурах внешней независимой оценки качества результатов обучения. Теоретически такие механизмы сегодня существуют, однако, как показывает практика, они не работают эффективно. Причина в отсутствии связующего звена: нет сообщества экспертов, которое бы работало в системе оценки качества образования, понимая специфику интересов работодателей.

Советское образование было практико-ориентированным: студентов распределяли и это было правильно: они знали, где будут работать, работодатели знали, кого получат в качестве сотрудника.

 — Как отразится на системе образования принятие закона ФЗ № 318 от 16. 11. 2011?

Он создаст новую реальность в системе образования. За бюджетные места будет высокая конкуренция, что организует новую систему мотивации, уравняет вузы.

В завершение выступления Юрий Борисович Рубин подчеркнул: «Образовательная программа должна быть гарантией качества: чтобы учреждение гарантировало качество образования программы, нужно чтобы оно ориентировалось на рынок труда, на потребности конкретной отрасли».

Просмотреть полную версию передачи Вы можете по адресу: http://kp.ru/radio/program/4741/

Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
Наверх
×
Подать заявку
на консультацию