Версия для слабовидящих
08 Июля 2016 | Источник: ria.ru

ЕГЭ-туризм сходит на нет

Ректор Московского городского педагогического университета, глава Общественного совета при Рособрнадзоре Игорь Реморенко в интервью корреспонденту РИА Новости Юлии Осиповой рассказал о том, как страна сдала «экзамен с высокими ставками».

— Игорь Михайлович, в этом году уже более 70 тысяч человек подписали петицию на имя Владимира Путина о пересмотре критериев перевода во вторичные баллы ЕГЭ по профильной математике «ввиду немыслимо высокого уровня сложности заданий». Есть ли какая-то ответная реакция на петицию со стороны Рособрнадзора?

Прием в вузы: Куда пойти учиться?

— Если посмотреть сухую статистику, то мы увидим, что результаты профильного ЕГЭ по математике показали снижение доли тех, кто не преодолел минимальный порог в 27 баллов — до 15,3 процентов против 21,1 процентов годом ранее. Более того, заметно выросло число школьников, сдававших профильный экзамен и набравших от 80 до 100 баллов.

Выходит, что в прошлом году было даже хуже, чем сейчас. Хотя, на мой взгляд, 15 процентов «двоечников» — это тоже немало. Вместе с тем стоит отметить, что «профильные двоечники» имели возможность сдать математику базового уровня, где совершенно другая картина: количество тех, кто получил «неуд» сократилось с 7,4 до 4,7 процентов, а количество отличников выросло с 31,2 до 39,4 процентов.

Чтобы понять, кто прав в этой общественной дискуссии и был ли действительно завышен уровень сложности, надо сравнить задания со стандартом. Стандарт хоть и устаревший (был разработан в 2004 году), но детальный, к нему можно и нужно апеллировать. Никто не проводил такую аналитическую работу, была дана только общая субъективная оценка, что задания «немыслимо сложные». Мы, к сожалению, до сих пор не научились экспертировать контрольно-измерительные материалы на соответствие стандартам образования. Этот вопрос я планирую поднять на ближайшем заседании Общественного совета при Рособрнадзоре.

— Несколько лет назад в России бурно развивался «ЕГЭ-туризм»: родители подыскивали регион, в котором ребенку проще сдавать экзамен. Многие москвичи на время ЕГЭ переезжали в дагестанские села, где не было камер и проверяющих. В этом году что-нибудь подобное наблюдалось?

— Само явление называли «ЕГЭ-туризм», а места «мягкой» сдачи — «ЕГЭ-оффшор». По моим наблюдениям, «ЕГЭ-туризм» в России сходит на нет. Уже все поняли, что задания примерно одинаковые, везде установлены камеры, в каждом пункте сдачи экзаменов ведется онлайн-трансляция, есть риск быть замеченным. За сдачей экзамена следят тысячи общественных наблюдателей, которые периодически просматривают, что происходит в пунктах приема экзамена. В этом смысле эффективно сработала технология «случайного входа эксперта».

В прошлом году я был одним из трех тысяч общественных наблюдателей. Сидя на одном скучном совещании, за пару часов «виртуально» обошел 20 пунктов сдачи экзаменов. В одном селе я увидел, что некоторые парты стоят параллельно, а другие — перпендикулярно, образуя удобный угол для списывания. Я как настырный эксперт сделал скриншот и отправил в Рособрнадзор. Результаты ЕГЭ в том пункте приема были аннулированы.

Россия в отличие от Китая сделала единые задания для всей страны. Китайцы не смогли этого добиться — слишком большая страна. В нескольких провинциях они развернули Центры сдачи экзаменов, которые самостоятельно в разное время развозят свои контрольно-измерительные материалы. Принято считать, что в Шанхае сдать экзамен сложнее, чем в Пекине, и часть шанхайцев временно переезжает в Пекин. В Пекине уверены, что самые легкие экзамены в Сучжоу, пекинцы едут в Сучжоу… Каждый год китайцы ужесточают правила сдачи экзаменов, даже останавливают на время стройки, чтобы не было лишнего шума. Страна сдает «экзамен с высокими ставками» — именно так принято сейчас называть выпускные и вступительные испытания.

— Высказывалась идея проведения ЕГЭ в России в любое время года. Решение принято или нет?

— Пилотные сдачи ЕГЭ в феврале проходили в Москве и некоторых других регионах в специализированных центрах. Желающих было мало, сильно востребованной общественной потребности не проявилось. Я это объясняю тем, что у россиян уже укоренился стереотип, что готовиться к экзаменам надо зимой, а сдавать их — летом.

Однако идея проведения ЕГЭ в любое время года не сброшена со счетов. Для этого потребуется внести отдельные законодательные изменения, чтобы наделить регионы соответствующими бюджетными полномочиями. Данный вопрос планируется осенью обсудить с новым составом Госдумы. Многое здесь, конечно, будет зависеть от позиции обновленного комитета по образованию.

— В некоторых школах родителей отговаривали от подачи апелляции о несогласии с выставленными баллами, ссылаясь на то, что по опыту прошлых лет конфликтная комиссия не повышает балл, а напротив — понижает. Ваша статистика это подтверждает или опровергает?

— Пока такой статистики нет, но, на мой взгляд, конфликтным комиссиям не хватает банка данных рассматриваемых апелляций. Апелляция — это нечто, что всегда на грани. Но раз уж мы взялись проводить в общенациональном масштабе по единым критериям государственный экзамен, нам нужно построить технологическую информационную систему (по аналогии с нормой прецедентного права в судебном процессе), при которой каждая следующая апелляция учитывает предыдущее решение. Пока такой системы нет, но ее можно построить по аналогии с юридическими информационными системами типа «Консультант +» или «Гарант».

— Как вы относитесь к тому, что ЕГЭ постепенно уходит от исключительно тестовой системы, тесты дополняются открытыми ответами (например, в рамках госэкзамена по иностранному языку в этом году появился новый раздел «говорение»)?

— Да, коллеги стараются уйти от тестов множественного выбора — от этой «угадайки», которую так все не любят. Но чем дальше мы от нее уходим, тем больше возникает рисков субъективизма и размытых «договорных» позиций по критериям оценки.

Думаю, что колебания от тестов множественного выбора (выбор из нескольких вариантов) к открытым заданиям, и наоборот, будет «маятниковым»: сегодня тренд в сторону заданий с открытым ответом, завтра — иначе. Замысел ЕГЭ в 90-х годах заключался не в том, чтобы вводить исключительно тестовую систему или какую-то другую, а в том, чтобы оценка была независимой, и госэкзамены сдавались не тем, кто научил.

— Дополнительную нервозность добавляет то, что между получением результатов ЕГЭ и подачей документов в вуз остается мало времени. Не считаете ли вы, что нужно увеличить этот временной лаг? Что вы можете рекомендовать абитуриентам, которым надо везде успеть, ведь они имеют право подать документы в 5 вузов по три направления подготовки в каждом?

— Мы ограничены традиционным сроком начала учебного года. В России 1 сентября все по одной команде одновременно начинают учиться, чего, кстати, нет во многих других странах мира. Например, Стэнфордский университет открывает свои магистерские программы с марта месяца. Мы обратились в Минобрнауки с просьбой разрешить устанавливать собственные сроки начала учебы магистрантов. Пока решение не принято.

Что касается бакалавров, то я бы рекомендовал абитуриентам подавать документы с 25 июня — сразу после получения аттестатов, не дожидаясь всех результатов ЕГЭ и апелляций. Вуз берет данные о результатах ЕГЭ не из личного бумажного сертификата учащегося, а из общей электронной базы. Получается, что у абитуриента есть целый месяц (с 25 июня по 25 июля) на принятие решения и подачу документов. В эти сроки можно спокойно и рассудительно «вписаться» даже иногородним гражданам, отправляющим документы по почте — главное, чтобы на штемпеле стояла дата не позднее 25 июля.

— В обществе ходят разные слухи об увеличении количества обязательных предметов для сдачи ЕГЭ. Что ждет выпускников на самом деле?

— Единственное принятое политическое решение — с 2022 года включить в число обязательных государственных экзаменов иностранный язык. Кстати, для меня и это решение было неожиданным и весьма спорным. Перевесил простой аргумент: если мы хотим позиционироваться в глобальной конкуренции, должны владеть иностранным языком, как граждане с полноценным общим образованием любой европейской страны. Решение о введении иностранного языка как обязательного принято за 10 лет до начала его исполнения. Думаю, что к этому решению вполне можно адаптироваться.

Все остальные высказывания об обязательном экзамене по истории, обществознанию, литературе и пр.— не более чем «мысли вслух». Увеличить количество обязательных предметов — изменить правила во время игры. Думаю, что члены нашего совета будут возражать по поводу подобных вещей. Принимать такого рода решения можно только до начала изучения предмета в школе.

— У вас уже есть статистика, какие предметы в этом году выпускники сдавали наиболее охотно и результативно?

— Полной статистики еще нет, но уже сегодня можно обратить внимание на последовательный рост интереса к естественнонаучным предметам. Если сравнить с 2015 годом, то прирост участников ЕГЭ, выбравших физику, составил 21 тысячу человек, а прирост по химии — 10 тысяч.

— Какой средний вступительный балл вы прогнозируете в МГПУ?

— Последние несколько лет средний балл абитуриентов педагогических вузов заметно вырос. Граждане почувствовали конкурентные рабочие места. Конечно, работа педагога не озолотит, но принесет стабильный доход. Да и работать в образовании стало очень интересно, если сравнивать с прежней унылой советской массовой школой запоминания. Живые дискуссии, споры, соревнования — все это стало возможным.

Надеемся, что в этом году средний проходной балл составит 65–70 баллов. Мы ждем крепкого «хорошиста», которому интересно работать в системе «человек-человек» — и в школе, и везде, где необходимо добиваться понимания между людьми.

Университет Синергия
Университет Университет Синергия
г. Москва, просп. Ленинградский, д. 80 корп.Е, Ж, Г
Общая:
Приёмная комиссия ежедневно с 11:00 до 19:00
Наверх
×
Подать заявку
на консультацию